To read this review in the original English, please click here.

Большой, храбрый, напористый. Если вы хотите посмотреть, как танцуют балет «Спартак», к вашим услугам только одна труппа: Большой балет. Несмотря на то, что грохочущий шум, которым наделил Арам Хачатурян Третью войну с рабами (возглавленное Спартаком восстание рабов против Римской империи), увидел свет рампы в Кировском театре в 1956 г., именно постановка, осуществленная Юрием Григоровичем в Большом в 1968-м, сделала этот балет по-настоящему знаменитым. Это визитная карточка труппы, отличный инструмент для демонстрации присущего Большому стиля «больше-выше-быстрее» – и для открытия лондонского сезона на сцене Королевской оперы.

Denis Rodkin (Spartacus) © Natalia Voronova
Denis Rodkin (Spartacus)
© Natalia Voronova

Здесь нет места тонким нюансам. На этот спектакль идешь за взрывным мужским танцем и противопоставленными друг другу главными женскими характерами. Денис Родькин с его буйными, взлохмаченными волосами, придающими ему слегка безумный вид, «разражался» мощными прыжками через всю сцену. Он буквально пожирал ее своими жете, подобно ножницам режущими пространство. С того момента, когда этот раб решил восстать, вплоть до самой смерти, превратившей его в «подушечку для иголок» в человеческом обличье, не чувствовалось актерской игры в особо крупных размерах, но кого это волнует при демонстрации такого-то атлетизма? Длиннорукая и длинноногая Анастасия Денисова – Фригия, томная и податливая, буквально истаивала у Родькина в руках. От их молниеносных поддержек захватывало дух, особенно что касается серии протяженных высоких поддержек на одной руке в адажио третьего акта (всем известном единственном таковом на всю партитуру).

Anastasia Denisova (Phrygia) © Natalia Voronova
Anastasia Denisova (Phrygia)
© Natalia Voronova

Атакующий Красс Артемия Белякова был победителен в своих прыжках- наклонах назад – меч, который держал он в руках, практически «щекотал» его лодыжки. Он самым впечатляющим образом закручивался в спираль, исполняя свои пируэты. Светлана Захарова предстала повелительно властной Эгиной – куртизанкой Красса, однако столь аристократичной в каждой «фразе» и жесте, что производила впечатление, будто она-то и владеет всей сценой. Ее бурре были так легки, словно она скользила по сцене. А Беляков «выбрасывал» ее вверх в самых невероятных поддержках.

Нет ничего проще, чем ехидничать над костюмами, выглядящими так, словно их изготовила компания Carry On, над гусиной поступью римлян, вызывающих реминисценции с кабаретным шоу «Весна для Гитлера» из «Продюсеров» Мэла Брукса, однако вы просто должны принять «Спартака» как продукт своего времени, каковым он, безусловно, и является, а именно: старым добрым советским китчем, пропагандистским балетом, продвигающим советские идеалы. Сказка о восстании рабов была прозрачной аналогией на свержение пролетариатом царского режима, и партитура принесла Хачатуряну Ленинскую премию.

Svetlana Zakharova (Aegina) © Damir Yusupov
Svetlana Zakharova (Aegina)
© Damir Yusupov

И как громоподобно исполнил эту могучую музыку оркестр Большого театра, «упакованный» в оркестровую яму Ковент-Гарден, и даже ряд сидений, как правило, снимаемый в соответствии с принятыми нормами безопасности для здоровья музыкантов Королевской оперы, незыблемо остался на своем обычном месте. Это было потрясающее для слуха неистовство децибелов, во всей яркости и мощи вызванное опытной дирижерской палочкой Павла Сорокина. Была настоящая пронзительность у струнных и у характерной ревущей русской меди. Саксофон бесстыдно обволакивал своей хрипотцой; вкрадчивые кларнеты маняще держали свой змеящийся путь сквозь Танец гадитанских дев. В вариациях рабов второго акта весь оркестр «уступил дорогу» батарее ударных – отдельным удовольствием было наблюдать, как команда деревянных духовых с широкой ухмылкой вытягивает шеи, чтобы отследить их «выход».

Перед началом представления кавалер ордена Британской Империи Моника Мейсон почтила память умершего в марте Виктора Хокхаузера. Хокхаузер был великим импресарио: вместе со своей женой Лилиан он вывозил из-за железного занавеса в Британию великих музыкантов. Именно Хокхаузеров мы должны благодарить за бесчисленные продолжительные гастроли Большого и Кировского/ Мариинского театров. Данный конкретный вечер с великолепным танцем и игрой был исполнен самого настоящего греховного наслаждения.

Марк Пуллинджер

Спасибо редактору сайта Большого театра Наталье Шадриной за предоставленный перевод.

*****